С 5 по 9 марта этого года МККК Петер Маурер посетил Украину. Это его второй визит в страну с тех пор, как три года назад разразился конфликт в Донбассе. В этом дневнике он делится своими впечатлениями о людях, с которыми встретился, и местах, в которых побывал.

Подписывайтесь и следите за новостями Петера Маурера в Twitter: @PMaurerICRC

День 1: Разочарование и раскол в обществе

Во время моего предыдущего визита, в феврале 2015 года, Киев был совершенно другим. Он всё еще пытался понять и принять новую реальность — вооруженный конфликт, который разразился на востоке страны годом ранее.

Только что завершилась битва за Дебальцево — одна из самых жестоких и кровопролитных с начала конфликта, и мирные жители в этом регионе пребывали в состоянии крайнего потрясения. Это было время напряженной дипломатической деятельности и переговоров: первые лица Украины, Франции, Германии и России только что подписали второе Минское соглашение.

Для МККК это было время жесткого давления; организация пыталась предоставлять базовую помощь беженцам и вынужденным переселенцам, пожилым людям, больным и всем другим уязвимым группам населения, оказавшимся в тяжелейших обстоятельствах в результате конфликта.

Сегодня, два года спустя, мы продолжаем активно предоставлять базовые услуги — например, только на этой неделе наши команды приняли участие в аварийных поставках воды населению Авдеевки.

Но когда люди узнали нас лучше, их ожидания возросли — чего и следовало ожидать. Особенно примечательно то, что теперь признается роль МККК как нейтрального гуманитарного посредника, закрепленная в Женевских конвенциях, и организация более широко привлекается к сотрудничеству, которое принимает различные формы. Например, в октябре, когда 600 000 жителей Луганской области рисковали остаться без воды из-за отсутствия договоренности между сторонами, в порядке исключения мы вмешались в ситуацию и предложили оплатить счета за электроэнергию за два месяца для возобновления водоснабжения тем жителям, которых от него отключили по причине неоплаченных счетов за электроэнергию.

И это помимо базовых услуг, над предоставлением которых наша команда (в настоящее время около 500 человек) работает каждый день.

Во время моего последнего визита я наблюдал, как люди зажигали свечи на улицах и площадях Киева. Два года спустя свечи стоят в тех же местах, но глубоко ощутимая боль, которую они символизируют, уже менее заметна на первый взгляд.

Вместо этого почти в каждом разговоре я замечал разочарование и чувство безысходности, которые испытывают люди при столкновении с затяжным конфликтом и отсутствием четкого выхода.

На первый взгляд, жизнь в городе понемногу возвращается к прежнему ритму. Но по результатам всех моих встреч с политиками, высокопоставленными чиновниками и нашим персоналом в Украине стало ясно, насколько глубоко разделение в обществе в результате конфликта. Он коснулся абсолютно всех.

 

День 2: Первый день в Донбассе

Сегодня я посетил Майорск, небольшой поселок, оказавшийся прямо на линии фронта.

Там я встретился со Светланой, медсестрой, которая руководит местным пунктом оказания первой помощи. Каждый день она ходит на работу пешком из соседнего поселка Жованка — 4 километра в одну сторону.

Пункт оказания первой помощи расположен в заброшенном детском саду — сейчас в Майорске очень мало детей.

Светлана и ее коллега у пункта оказания первой помощи в Майорске.

Большинство семей с маленькими детьми бежали из поселка. Большинство жителей, которые остались, — пожилые, больные или нетрудоспособные. Или те, кому просто некуда больше идти.

Многие пожилые люди на протяжении всей своей жизни тяжело трудились в угольных шахтах или были заняты в сталелитейной промышленности, которая доминирует в регионе. Но их маленькие пенсии едва покрывают основные потребности, особенно после того, как цены начали резко расти после начала конфликта. Это привело к тому, что возможность людей свести концы с концами в значительной степени зависит от помощи, предоставляемой МККК и другими организациями.

В течение последних трех лет жители Майорска часто слышат звуки артиллерийских обстрелов по ночам. Никто не должен переживать такие испытания.

 

День 3: Международный женский день

Грустное начало дня. Я посетил место гибели делегата МККК, швейцарца Лорана дю Паскье, которая произошла в результате падения снаряда перед нашим бывшим офисом в октябре 2014 года. Мы возложили цветы и отдали коллеге дань уважения у небольшого мемориала. Это память о жертве, которую принес Лоран, вдалеке от семьи, друзей и дома.

Сегодня международный женский день. Женский день, более известный просто как 8 марта — один из главных государственных праздников в Украине, гораздо более важный, чем в Швейцарии. Мужчины дарят цветы любимым и близким женщинам и пытаются выразить признательность за всё, что они делают.

Источник нашей силы и вдохновения — одаренные женщины, работающие в полевых условиях: они ухаживают за ранеными, руководят пунктами распределения продуктов питания и ремонтируют линии водоснабжения. Самоотверженность женщин, с которым мне посчастливилось пообщаться в Донецке, — это действительно нечто особенное. Многие из них проживают в этом районе и помогают общине с тех пор, как разразился конфликт.

Международный женский день — это важный праздник в Украине. Сотрудница МККК беседует с пожилой женщиной.

Позже я отправился в Никишино, село, которое оказалось на передовой в начале конфликта. Наталья Александровна, представительница местной власти, рассказала мне, что из 800 человек, которые проживали в селе в начале войны, сейчас осталось всего 207. Остальные бежали в соседние села или другие отдаленные районы, зачастую останавливаясь у родственников или друзей в крупных городах.

Еще один день, еще один недействующий детский сад. В нем не осталось почти никакой мебели, кроме пианино, напоминающем о более веселых временах. Детские книги покрыты грязью и разбросаны по полу, прямо там, куда они упали, когда в детский сад попали снаряды.

Подвал этого детского сада служил бомбоубежищем; там, в темноте, прятались от ужаса, происходящего снаружи, более 60 человек.

Разрушенный детский сад в Никишино.

Мой коллега из офиса МККК в Донецке Аким Реграги рассказал, что они планируют оказать помощь в восстановлении этого детского сада, чтобы однажды он снова открыл свои двери для детей.

 

День 4: Очереди, мины и разрушенный мост

В Луганской области организован всего один пункт пропуска, в котором гражданские лица могут пересечь линию разграничения, — «Станица Луганская». Автомобильный мост в этом месте был разрушен во время прошлых боев, поэтому людям приходится преодолевать этот участок пешком, перенося свои вещи в руках. Сегодня я сделал то же самое.

Длинные очереди на пропускном пункте Станица Луганская.

Иногда людям приходится стоять в очередях в таких пунктах пропуска часами или даже днями, на открытом воздухе, подвергаясь угрозе артиллерийского обстрела, боевого огня и взрывов мин, выдерживая испытание зимними морозами или летней жарой.

На заборах можно увидеть огромное количество предупреждающих знаков «Стоп, мины!».

Мы хотим свести к минимуму минную опасность в пунктах пропуска. Мы установили уборные, чтобы люди не сходили с дороги с целью облегчиться в близлежащих кустах, не подозревая о скрытой опасности.

По пути я посетил и поблагодарил волонтеров Красного Креста, обслуживающих пункты обогрева, которые МККК организовал по обе стороны пункта пропуска. Сейчас снег тает, но, по словам волонтеров, посреди зимы люди были благодарны за возможность отдохнуть в тепле и согреться горячим чаем.

Внутри я пообщался с женщиной, которая рассказала мне, что каждый день пересекает КПВВ «Станица Луганская», чтобы заботиться о членах своей семьи, которые живут по ту сторону линии.

Она рассказала мне, как трудно ежедневно пересекать пункт пропуска. Я убедился в этом лично и увидел всё собственными глазами.