Таня Гаулис – из Швейцарии, но ее сердце принадлежит людям, которые нуждаются в ее помощи по всему миру. Мы поговорили с ней о ее работе в Луганске и других местах в роли делегата МККК.

Это Ваша первая миссия с МККК?

Я присоединилась к МККК в 2010 году. На первую миссию я поехала в Чечню, затем в Демократическую Республику Конго, Ирак, Южный Судан, Москву и теперь в Луганск. Это моя шестая миссия.

Какой Ваш профессиональный опыт? И что Вас привело в МККК?

У меня высшее образование в области политологии и международных отношений. Я много путешествовала, интересовалась другими культурами и всегда хотела помогать людям. К тому же, я хотела выполнять полезную работу и видеть результат своего труда. Поэтому стать гуманитарным работником было логичным выбором. Когда мне было 18, я на волонтерских началах работала с бедными детьми в трущобах Эквадора. Впоследствии я увидела по телевидению, как гуманитарные организации оказывали помощь в Иране после землетрясения в городе Бам в 2003 году, и поняла, что это действительно то, что мне хотелось бы делать.

Когда я искала работу, то одновременно пошла в банк и в МККК. Я отклонила предложение банка, зато поехала с МККК в Чечню. Это был выбор, который некоторым казался нелогичным! Среди моих дальних родственников были делегаты МККК, поэтому, может, это в крови. :)

Tetiana Khyzhniak /ICRC

Какие приоритеты деятельности Вашего подразделения?

Я работаю в отделе экономической безопасности, и наша цель – помогать пострадавшему населению удовлетворять свои основные потребности и покрывать неизбежные расходы, сохраняя собственное достоинство. Мы помогаем людям во время кризиса или после его завершения. В зависимости от ситуации, мы предоставляем продукты питания и необходимые предметы быта, поддерживаем сельское хозяйство, заботимся о здоровье животных и помогаем людям восстановить хозяйственную деятельность и получать от нее доход.

Сейчас на неподконтрольных Украине территориях в Луганской области мы сосредоточены на продовольственной безопасности. В этом году мы регулярно обеспечивали продуктовыми и гигиеническими наборами около 27 000 человек, проживающих в 55 населенных пунктах вдоль линии соприкосновения. Параллельно мы начали реализацию проектов по развитию средств существования населения, чтобы люди сами могли производить продукты питания, а не полностью полагаться на гуманитарную помощь. Будучи преданными идее «давать удочку, а не рыбу», мы поставляли семена овощных культур, домашнюю птицу, теплицы и корм для сельскохозяйственных животных людям, проживающим в заминированных районах. Мы надеемся расширить эти проекты в следующем году.

В других районах на неподконтрольных Украине территориях в Луганской области мы оказывали поддержку наиболее уязвимым категориям населения через нашего партнера – местное общество Красного Креста. Кроме этого, для обеспечения лучшей работы социальных учреждений, например, психиатрических больниц и приютов, мы планируем завозить туда мебель.

Мы также обеспечиваем функционирование пункта обогрева МККК. Благодаря этому люди в ожидании перехода моста в Станице Луганской могут отдохнуть, попить воду или горячие напитки.

Tetiana Khyzhniak /ICRC

Помните ли Вы ощущения на борту самолета по пути на свою первую миссию?

Когда я собирала чемоданы, то ждала поездку с нетерпением. Но с приближением даты вылета начали появляться другие мысли. Не так легко менять стабильную жизнь на нечто совершенно другое, особенно на жизнь в месте, где люди страдают от конфликта. Начинают появляться мысли, смогу ли я вообще выполнять работу, на правильном ли я пути. Но это мимолетное чувство. Как только вы приземляетесь, вы с головой погружаетесь в работу. С самого первого дня вы знакомитесь со всеми особенностями вашей организации.

Так как Вам работается на территориях, охваченных конфликтом?

Мой партнер, который уже много лет работает в МККК, однажды сказал мне: «Важно не где ты, а с кем ты». И я с этим абсолютно согласна. Каждый раз, когда я начинаю новую миссию, меня охватывает положительный стресс. Но и появляются определенные опасения, ведь мы работаем в сложных условиях. Места, в которых мы выполняем задачи, иногда выглядят как самые опасные точки на карте мира.

Когда пилот самолета попросил пассажиров пристегнуть ремни безопасности, потому что через 15 минут мы приземлимся в Багдаде, на меня напала секундная паника: «Багдад? Вы шутите? Это плохая идея, разворачиваемся назад!» Но, конечно же, самолет не развернулся. Больше всего меня поражает то, что места, которые выглядят так страшно извне, постепенно становятся родными. Вы там живете, работаете, знакомитесь с местной культурой, чувствуете себя там комфортно и заводите друзей… Вы приживаетесь настолько, что в конце миссии уже не хотите уезжать, а каждое прощание отрывает кусок от вашего сердца.

Tetiana Khyzhniak /ICRC

Как вы находите мотивацию на работе?

Прежде всего, вы должны верить в то, что делаете. Что это именно то, чего вы хотели. Еще нужна доля идеализма, которая будет вам напоминать, почему вы оказались здесь, особенно, когда дела идут не лучшим образом. Я – идеалист, но кроме этого меня мотивируют практические результаты моей работы и ее положительное влияние на жизнь людей.

Однако мотивацию легко потерять, например, после шестичасовой поездки на мотоцикле в джунглях под дождем и в грязи, когда вы полностью промокли и замерзли, а перспектива принять горячий душ или найти минимальный уровень комфорта не светит в ближайшие 10 дней. Мотивацию легко потерять, когда вы из соображений безопасности не можете поехать к людям, которым вы нужны. Но, к счастью, случаются и замечательные вещи. Например, человек, который не умеет читать и писать, улыбается и благодарит вас на английском языке. И это замечательно. А чего стоит детская улыбка! Она заставляет вас забыть о стрессе и усталости, и вы точно знаете, что на своем месте.

Каждый день я черпаю мотивацию в командной работе, ведь нет лучшего чувства, чем общее достижение. Как делегат МККК, я не только работник, я отвечаю за команду. Это значит, что я должна быть в их распоряжении, находить решения при возникновении проблем, подбирать правильные слова, чтобы развеять их сомнения и разочарования, при этом не показывая собственные, ведь я не хочу их расстраивать. Моя команда в Луганске даже изменила строки известной песни Нирваны “It smells like teen spirit” на “It smells like TEAM spirit”. Это и есть моя мотивация.

Tetiana Khyzhniak /ICRC

Какое Ваше самое незабываемое воспоминание о раздаче помощи?

Местные обычно стремятся к общению с нами, ведь часто мы – единственные посторонние люди, которых они видят. Они делятся своими переживаниями, разочарованиями, острыми проблемами или страданиями. В такие моменты мне часто приходится скрывать свои эмоции, ведь людям не поможет, если я расплачусь у них на глазах. Сдерживаться очень трудно, особенно такому чувствительному человеку, как я.

В Конго, например, вы описываете свой день так: «Сегодня мы погрузили мотоциклы на лодки, переплыли реку, а затем попали в тюрьму». В этом и кроется вся ирония работы в МККК!

Чем ваша миссия в Украине отличается от других?

Здесь идут активные боевые действия, которые ежедневно непосредственно влияют на людей. Промежутков «до конфликта» и «после конфликта» пока не существует, поэтому мы здесь, чтобы сопровождать людей в этот трудный период. Поскольку я владею русским языком, то, на неподконтрольных Украине территориях Луганской области я могу общаться с людьми так, как не могла этого делать, например, в Ираке. Без необходимости перевода я чувствую себя ближе к людям и их историям.

Я всегда любила спорт, но заниматься им регулярно в условиях ненормированного рабочего дня и частых поездок в труднодоступные места не получалось. Я, как и многие мои коллеги, стараюсь быть активной, и результат не всегда удовлетворительный. Что касается занятий в нерабочее время, то в Луганске у меня есть определенные возможности. Здесь я могу кушать в разных заведениях питания, ходить в кино, цирк или театр… Я купила велотренажер, иногда бегаю по улицам города и, самое главное, после долгих семи лет я наконец нашла возможность продолжить заниматься своей настоящей страстью – хоккеем.

Tetiana Khyzhniak /ICRC

Напоследок…

Каждый год, когда я приезжаю домой в Швейцарию, знакомые спрашивают меня, последняя ли это моя миссия, и когда я окончательно вернусь. А ответ мой остается неизменным. Это не экскурсия, не что-то временное. Когда я присоединилась к МККК, я не только выбрала работу, я выбрала свою жизнь.